01 МАРТА 2020
ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ:
18 МИН.
ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД
ISTOCKPHOTO.COM/MARTINWIMMER

Станет переход на дистанционное обучение преимуществом или угрозой для онлайн-образования?

Из-за пандемии коронавируса большинство преподавателей и студентов вынуждены использовать технологии для преподавания и обучения. Группа экспертов анализирует, улучшит или испортит это отношение к онлайн-образованию.
Как многое может измениться за неделю.

Семь дней назад в этой рубрике я изо всех сил пытался сделать эту колонку «местом без коронавируса» насколько это возможно, учитывая, что Inside Higher Ed уже отлично освещает ситуацию, связанную с пандемией, и в качестве «признания того, что наша обычная профессиональная деятельность не должна останавливаться».

Возможно, это по-прежнему так, но новая реальность показывает, что COVID-19 не только все глубже проникает в общественное сознание (полезным и неполезным образом), но и меняет нашу повседневную работу. Это особенно актуально в некоторых сферах, включая преподавание.

Поэтому, по крайней мере, сегодня (сейчас кажется, что следующая неделя наступит очень нескоро) эта колонка сфокусируется на вопросе обучения и преподавания, который сейчас активно обсуждает мыслящая общественность: как это внезапное и вынужденное погружение в технологические аспекты образования повлияет на будущее онлайн-обучения в высшем образовании? Ниже 11 экспертов делятся мнениями, как бум дистанционного обучения — большая часть которого оказалась примитивной и сомнительного качества — может повлиять на отношение к способу обучения, который и так борется за широкое признание у студентов и преподавателей.
Перспективы вхождения впервые тысячи преподавателей и студентов в академическое цифровое пространство послужило поводом для обсуждения в социальных сетях того, что этот период надолго видоизменит ландшафт онлайн-образования.

«Каждый преподаватель будет преподавать онлайн. Каждый студент будет обучаться онлайн. И сопротивление онлайн образованию пропадёт на практике».
— Джеймс Н. Брэдли
директор по информационным технологиям Университета Тринити в Техасе
Моя подруга и бывшая коллега в the Chronicle of Higher Education Голди Блюменстик даже предположила, что коронавирус может стать «черным лебедем», который сделает для онлайн-образования и других EdTech инструментов больше, чем десятилетия разглагольствований и рекламных компаний технологических корпораций.» «Можно с уверенностью сказать, что это будет не только разрушительный, но и меняющий парадигму процесс. «Черный лебедь», непредвиденное событие с колоссальными последствиями, уже близко.»

Конечно, такой расклад вполне возможен. Но вероятен и совершенно другой исход. Однозначно, что некоторые преподаватели, вступающие в виртуальную среду в связи с пандемией, выберут качественные и иммерсивные курсы от лучших провайдеров. Но по большей части преподаватели, впервые обучающие дистанционно, смогут предложить студентам только лекции в режиме видеоконференций с заданиями по электронной почте.

В связи с этим возникает множество вопросов. Начиная с того, как образовательных организациям и преподавателям оценивать студентов, заканчивая тем, как образовательным организациям относиться к оцениванию преподавателей студентами. Но в сегодняшней статье аналитики будут отвечать на более фундаментальный вопрос: испортит или улучшит вынужденное погружение в технологии отношение преподавателей и студентов к онлайн-образованию?

Вопросы и ответы наших экспертов ниже.
На прошлой неделе сотни образовательных организаций объявили, что в связи с рисками распространения коронавируса, учебный процесс переходит в виртуальный режим. В разных вузах об этом говорят по-разному. Некоторые говорят о переходе к онлайн-образованию, в то время как другие про дистанционные занятия или к им подобным. Многие пользуются преимуществом весенних каникул (в некоторых случаях продлевая их) или карантином для перехода к новому формату обучения. Потребуется некоторое время, прежде чем мы сможем сказать, какие форматы обучения будут выбраны институтами.

Некоторые обозреватели выдвинули гипотезу о том, что принятие вынужденных мер ускорит переход к онлайн-обучению и другим формам обучения с использованием технологий. Это один сценарий развития событий. Другой сценарий заключается в том, что трансформация обучения в университетах в сжатые сроки будет cлабым подражанием тому лучшему, что онлайн-обучение может предложить на сегодняшний день. Некачественный переход преподавателей и учащихся ухудшит отношение к использованию технологий в образовании.

Вопросы, которые я хотел бы задать вам: Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий? Вы считаете, что в конечном итоге (даже если в отдалённой перспективе) больше учителей поверят в качество онлайн-образования и будут интегрировать его в процесс преподавания? Размоется ли граница между онлайн- и очным образованием и сократится ли мнимый качественный разрыв?

Как вы думаете, может эффективность использования технологий в обучении вызывать еще большее недоверие, потому что у преподавателей и студентов не будет достаточно опыта, или вузы не смогут эффективно подготовить преподавателей? Представляете вы себе какой-то другой исход?

И наконец: что могут сделать образовательные организации и отдельные преподаватели, чтобы достичь лучшего, а не худшего результата?


Деб Адэр
исполнительный директор,
Quality Matters
Наше профессиональное сообщество находится в эпицентре взрыва дистанционного преподавания. Специалисты, ответственные за разработку плана действий по срочному переходу на онлайн-обучение или за его реализацию переутомлены, потому что ресурсов недостаточно для удовлетворения сегодняшних потребностей. Но в то же время они воодушевлены, что именно они могут осуществить перемены. Руководители вузов должны развивать свои собственные подразделения онлайн-обучения (если они существуют) и поддерживать их, чтобы эта и без того сложная ситуация не переросла в профессиональный кризис. Уверенное руководство будет играть решающую роль.

В вузах, где предусмотрено обучение онлайн, даже в лучшие времена часто не хватает ресурсов в связи с отсутствием инвестирования, необходимого для качественного массового онлайн бучения. СOVID-19 только обостряет эту ситуацию. Педагогические дизайнеры и преподаватели онлайн-курсов — профессионалы, которые знают, что именно их время, энергия и талант могут изменить ситуацию для студентов. С их помощью мы можем сделать нечто совершенно невероятное, а именно дать студентам возможность продолжить своё обучение, чтобы эта пандемия не нарушила их планы на будущее точно так же, как она ограничивает их в настоящем.

Никто не думает, что именно так будет выглядеть переход к онлайн-образованию. Победа во время пандемии не приведёт к развитию качественного онлайн-образования. Победа выглядит так:
1
Разработка и реализация предложений или планов как для дистанционного преподавания/обучения, так и для удалённой работы. Трудно планировать, когда твой дом горит.
2
Разработка руководства для преподавателей, чтобы помочь им адаптировать свой преподавательский опыт для другой формы обучения. Вузы, которые инвестировали в обучение онлайн-преподаванию/дизайну, созданию шаблонов для разработки курсов — будут в гораздо лучшем положении.
3
Наличие тщательно отобранных инструментов, обучение «точно в срок», наличие памяток и шаблонов для создания курсов, консультации в режиме реального времени — все то, что обеспечивает онлайн-подразделение.
4
Помощь преподавателям в поддержке своих студентов в трудное время, ориентируясь на вовлеченность в процесс, адаптивность и человечность.
Педагогические дизайнеры и преподаватели онлайн-курсов — профессионалы, которые знают, что именно их время, энергия и талант могут изменить ситуацию для студентов. С их помощью мы можем сделать нечто совершенно невероятное, а именно дать студентам возможность продолжить своё обучение, чтобы эта пандемия не нарушила их планы на будущее точно так же, как она ограничивает их в настоящем.
Уверенное руководство играет решающую роль:
Примите во внимание, что профессиональная нагрузка ложится на преподавателей и персонал в очень напряжённое для них время. Оказывайте им поддержку. Спрашивайте, в чем они нуждаются.
Ставьте реалистичные цели.
Предоставьте руководство по удалённой работе, инструменты и протоколы связи, средства защиты от кибератак.
Попросите свою онлайн-команду проверить инструменты, полученные от внешних провайдеров.
После кризиса улучшите правила и процедуры, чтобы в дальнейшем поддерживать онлайн-обучение, подчеркивая его важность в непрерывности преподавания.
Любое предположение о том, что сейчас самое время оценить эффективность онлайн-образования, более чем абсурдно. Это в лучшем случае невежественно, а в худшем — лицемерие. Оставьте дебаты о роли преподавателей и онлайн-образования. Сосредоточьтесь на решении актуальных проблем, а не на будущем высшего образования. Мы вернёмся к этому достаточно скоро.
Интересно наблюдать за многими коллегами и вузами, которые решили перейти от очного обучения к дистанционному. В университетах есть преподаватели, которые являются не самыми лучшими учителями, и это станет заметнее, когда им придётся быстро перейти к использованию технологий в качестве меры социального дистанцирования, принятой вузами.

Есть вероятность, что некоторые преподаватели, ранее выступавшие против использования технологий, воспользуются полученной новой практикой обучения и впоследствии. Это скорее всего произойдёт, если вузы обеспечат им постоянную поддержку в использовании технологий для успешного учебного процесса. Образовательным организациям важно еженедельно призывать студентов оставлять обратную связь о том образовательном опыте, который для них создают преподаватели с помощью технологий. Если преподаватели смогут забыть о своём эго и прислушаться к отрицательным отзывам учащихся, то это принесёт пользу студентам и, надеюсь, самим преподавателям. В этом случае они поймут, как лучше всего удовлетворить потребности учащихся.


Келвин Бентли
вице-президент по стратегии обучения, Six Red Marbles

Келвин Бентли
вице-президент по стратегии обучения, Six Red Marbles
Интересно наблюдать за многими коллегами и вузами, которые решили перейти от очного обучения к дистанционному. В университетах есть преподаватели, которые являются не самыми лучшими учителями, и это станет заметнее, когда им придётся быстро перейти к использованию технологий в качестве меры социального дистанцирования, принятой вузами.

Есть вероятность, что некоторые преподаватели, ранее выступавшие против использования технологий, воспользуются полученной новой практикой обучения и впоследствии. Это скорее всего произойдёт, если вузы обеспечат им постоянную поддержку в использовании технологий для успешного учебного процесса. Образовательным организациям важно еженедельно призывать студентов оставлять обратную связь о том образовательном опыте, который для них создают преподаватели с помощью технологий. Если преподаватели смогут забыть о своём эго и прислушаться к отрицательным отзывам учащихся, то это принесёт пользу студентам и, надеюсь, самим преподавателям. В этом случае они поймут, как лучше всего удовлетворить потребности учащихся.

Есть вероятность, что некоторые преподаватели, ранее выступавшие против использования технологий, воспользуются полученной новой практикой обучения и впоследствии. Это скорее всего произойдёт, если вузы обеспечат им постоянную поддержку в использовании технологий для успешного учебного процесса.
Помимо изменений в преподавании, вузы должны четко спланировать, как организовать такие сервисы, как консультирование, прокторинг, тьюторство. Полноценные онлайн-версии таких сервисов могли бы сопровождать текущих онлайн-студентов, но вузы должны обеспечить доступ к ним для всех студентов. Это может быть непросто, учитывая, что некоторые услуги, такие как прокторинг и тьюторствоо, основываются на их фактическом использовании. Всеобщий доступ может превышать бюджет некоторых образовательных организаций.

Когда пандемия закончится, вузам будет необходимо оценить стратегии дистанционного обучения. Они должны принять во внимание обратную связь, как от студентов, так и от преподавателей, чтобы улучшить план действий при чрезвычайных обстоятельствах. А также усовершенствовать процесс перехода к дистанционному обучению в случае закрытия капмуса из-за кризиса. Необходимо, чтобы вузы ежегодно актуализировали свои планы действий и обсуждали, как их можно усовершенствовать, опираясь на исследования о позитивном воздействии технологий на процесс обучения.

Джоди Грин
заместитель проректора по преподаванию и обучению, декан Центра инноваций в преподавании и обучении, профессор литературы Калифорнийского университета в Санта-Круз
Преподаватели вузов практиковали социальное дистанцирование и самоизоляцию с самого основания университетов в Средние века. Одним из удивительных аспектов происходящего является то, что мы все вместе одновременно переходим на дистанционное обучение, и впервые начинаем коллективно задумываться о педагогических методах.
За последнюю неделю каждый человек в вузе или колледже, даже минимально связанный с процессом преподавания, стал свидетелем тихой революции (хоть и с большим количеством напечатанного по этому поводу). Преподаватели стали обращаться к учебно-методическим отделам и подразделениям по педагогическому дизайну, а также к своим коллегам, профессиональным организациям, социальным сетям и поисковым системам, чтобы вместе разобраться в разных цифровых инструментах для дистанционного обучения. А также проанализировать результаты их применения.

Сотрудники учебно-методических отделов, которые впустую кричали о преимуществах учебного сообщества, не могут не сдерживать улыбки, когда весь профессорско-преподавательский состав пытается найти онлайн-встречи для неформального общения по Hangout или Zoom.

Несмотря на то, что многие уже выбрали инструменты для онлайн-обучения, каждый из них требует творческого осмысления со стороны педагогов, чтобы сделать их действительно эффективными и отвечающими учебным целям.

Мы можем многое узнать о смешанных типах обучения и способах, как сделать такие приемы, как записанные лекции или обсуждения на форумах, эффективными инструментами в обучении. В конце концов, те из нас, кто сомневался использовать технологии в преподавании, будут вынуждены активно взаимодействовать с рядом цифровых инструментов (от записи лекций до коллективного редактирования в Google Docs) и практик (от гибкой политики посещаемости до «контрактной оценки»), которые до этого момента восхвалялись сторонниками универсального дизайна и считались недоступными для многих преподавателей.

Если бы я делала ставку на один из революционных эффектов от «Большого Взрыва Дистанционного Обучения 2020», то ставила бы на осознание того факта, что преподавание это коллективная деятельность, которая может приносить больше удовольствия и быть интереснее в интеллектуальном плане, если участвовать в этом вместе со своими коллегами.
Я подозреваю, что принуждение "преодолеть барьер" в использовании минимально сложных технически и максимально гибко-спроектированных курсов и руководств приведёт к тому, что мы будем более охотно использовать эти инструменты и практики в будущем.

Если бы я делала ставку на один из революционных эффектов от «Большого Взрыва Дистанционного Обучения 2020», то ставила бы на осознание того факта, что преподавание это коллективная деятельность, которая может приносить больше удовольствия и быть интереснее в интеллектуальном плане, если участвовать в этом вместе со своими коллегами. И руки мыть не обязательно.

На первый взгляд может показаться, что сейчас прекрасная возможность для того, чтобы инновационная технология прижилась и пустила корни. Внезапно, очное обучение не конкурирует с онлайновым. Очное обучение отменили. Никаких альтернатив не осталось.

Теория подрывных инноваций предполагает, что примитивные сервисы внедряются там, где им только приходится бороться с отсутствием потребления. Благодаря технологиям они совершенствуются и со временем становятся способными решать более сложные проблемы и обслуживать более требовательных пользователей. Такая возможность есть у онлайн-обучения.

Но я не думаю, что онлайн-обучение воспользуется моментом.

Преподаватели вузов торопятся запустить обучение в онлайн-режиме. И теперь до боли понятно, что у университетов должна была быть стратегия действий в случае остановки работы кампуса. Но поскольку у многих вузов ее нет, а также нет инфраструктуры или ресурсов для быстрого создания качественных курсов, я подозреваю, что во многих университетах у онлайн-обучения будет плохая репутация.

Но ведь это нормально, правда? Ведь подрывные технологии изначально примитивы и совершенствуются только со временем.

Я не уверен, что нынешние обстоятельства поддаются логике и типичной модели «подрывных инноваций».

Не-потребители подрывных инноваций это, как правило, люди, которым не хватает опыта или денег, чтобы использовать новые продукты или услуги.

То, что сейчас происходит в университетских кампусах, похоже, не то же самое. Если приостановка очных занятий будет временной и они, как обычно, возобновятся осенью, я сомневаюсь, что студенты (и их родители), столкнувшиеся с некачественно и поспешно созданными онлайн-курсами от преподавателей, многие из которых мало что знают об обучении, будут с доверием вспоминать этот опыт.

Учебно-методические отделы в вузах, скорее всего, перегружены в данный момент. Даже если они обеспечат поддержку преподавателям, многие курсы все равно будут плохим подражанием оригиналу (даже если оригиналы не были особенно вдохновляющими).

Это может привести к негативному отношению к онлайн-обучению в традиционных вузах со стороны преподавателей, которые были новичками и не получили необходимой поддержки, чтобы создать качественный образовательный процесс. А также со стороны студентов, для которых онлайн-опыт был хуже традиционного.


Майкл Хорн
руководитель по стратегии в Entangled Group, автор книги «Choosing college» (2019, Jossey Bass)

Майкл Хорн
руководитель по стратегии в Entangled Group, автор книги «Choosing college» (2019, Jossey Bass)
На первый взгляд может показаться, что сейчас прекрасная возможность для того, чтобы инновационная технология прижилась и пустила корни. Внезапно, очное обучение не конкурирует с онлайновым. Очное обучение отменили. Никаких альтернатив не осталось.

Теория подрывных инноваций предполагает, что примитивные сервисы внедряются там, где им только приходится бороться с отсутствием потребления. Благодаря технологиям они совершенствуются и со временем становятся способными решать более сложные проблемы и обслуживать более требовательных пользователей. Такая возможность есть у онлайн-обучения.

Но я не думаю, что онлайн-обучение воспользуется моментом.

Преподаватели вузов торопятся запустить обучение в онлайн-режиме. И теперь до боли понятно, что у университетов должна была быть стратегия действий в случае остановки работы кампуса. Но поскольку у многих вузов ее нет, а также нет инфраструктуры или ресурсов для быстрого создания качественных курсов, я подозреваю, что во многих университетах у онлайн-обучения будет плохая репутация.

Но ведь это нормально, правда? Ведь подрывные технологии изначально примитивы и совершенствуются только со временем.

Я не уверен, что нынешние обстоятельства поддаются логике и типичной модели «подрывных инноваций».

Не-потребители подрывных инноваций это, как правило, люди, которым не хватает опыта или денег, чтобы использовать новые продукты или услуги.

То, что сейчас происходит в университетских кампусах, похоже, не то же самое. Если приостановка очных занятий будет временной и они, как обычно, возобновятся осенью, я сомневаюсь, что студенты (и их родители), столкнувшиеся с некачественно и поспешно созданными онлайн-курсами от преподавателей, многие из которых мало что знают об обучении, будут с доверием вспоминать этот опыт.

Учебно-методические отделы в вузах, скорее всего, перегружены в данный момент. Даже если они обеспечат поддержку преподавателям, многие курсы все равно будут плохим подражанием оригиналу (даже если оригиналы не были особенно вдохновляющими).

Это может привести к негативному отношению к онлайн-обучению в традиционных вузах со стороны преподавателей, которые были новичками и не получили необходимой поддержки, чтобы создать качественный образовательный процесс. А также со стороны студентов, для которых онлайн-опыт был хуже традиционного.

Учебно-методические отделы в вузах, скорее всего, перегружены в данный момент. Даже если они обеспечат поддержку преподавателям, многие курсы все равно будут плохим подражанием оригиналу (даже если оригиналы не были особенно вдохновляющими).
Итак, если это худший результат, что должны сделать вузы, чтобы его предотвратить? Помимо распределения ресурсов, чтобы обеспечить преподавателям и студентам без доступа в интернет необходимую поддержку, я считаю, нужно следовать еще некоторым принципам.

Во-первых, везде, где это возможно, создавайте активный учебный опыт - тот, в котором есть синхронное общение, обязательные занятия, возможность отвечать на вопросы и защищать свои позиции, дискутировать с однокурсниками, решать проблемы и тому подобное. Zoom или Shindig могут быть подходящими инструментами для этого. Но вузы также должны внедрять платформы активного обучения, например, Minerva.

Во-вторых, помните, что онлайн-обучение не ставит преподавателя в эпицентр, как в MOOК-ах. Есть темы, которые эффективнее преподносить не через лекции, а через мультимедийные ролики, такие как в Академии Хана, короткие симуляции, или, прости-господи, через обучение студентами друг друга. Также помните следующее: не перегружайте рабочую память студентов множеством слуховых и визуальных эффектов. Делайте обстановку простой и увлекательной.

В-третьих, чтобы проиллюстрировать урок, начните занятия с наводящего на размышления вопроса или парадокса, а затем соедините всё в одну историю. Студенты учатся лучше всего, когда у них есть загадка, которую они хотят решить. Мы запоминаем идею с помощью увлекательных историй.

И в-четвертых-помните, что есть много хороших инструментов для создания практических занятий в интернете, например, Labster или технологии виртуальной и дополненной реальности.

Я бы сказал, наиболее благоприятным вариантом развития событий для онлайн-образования будет, если всё больше студентов поймут, что существуют университеты, предлагающие качественное онлайн-обучение, например, WGU и SNHU. А также, если преподаватели не возненавидят этот опыт и будут совершенствовать свои навыки использования технологий, пока университеты разработают более надёжный план подготовки к бедствиям.


Джефф Маккиональда
генеральный директор, Coursera
В связи с пандемией коронавируса привычный уклад жизни более 400 миллионов студентов был нарушен. Мы наблюдаем переломный момент для систем образования во всем мире. Это катастрофически говорит о необходимости создания технологической базы и цифровой компетентности в вузах, чтобы мы смогли пережить этот кризис и начать новую эру обучения в цифровом мире.

Традиционно образовательные организации не инвестировали в онлайн-образование, но ситуация начала меняться несколько лет назад, когда ведущие университеты приняли решение создать полностью цифровой учебный процесс. Нынешний кризис приведёт к ускорению этой тенденции. Несмотря на трудности, это будет период вынужденных экспериментов для университетов по всему миру, сравнимый с кризисом Y2K («Проблема-2000»), который заставил организации модернизировать свою техническую инфраструктуру.

Современные технологии и образовательные платформы помогут университетам в реализации качественного онлайн-обучения. Если бы кризис случился десять лет назад, он бы искалечил всю систему. Но теперь у нас есть доступ к быстрому интернету, надёжные средства связи, видеоконференции и массовое использование смартфонов. За последние восемь лет лучшие эксперты из ведущих университетов создали тысячи высокорейтинговых онлайн-курсов, теперь доступные как отдельным людям, так и другим вузам. Любой университет может использовать эти курсы в качестве цифрового интерактивного учебника.

По мере того, как в университетах развивают цифровые компетенции, временные меры в условия кризиса, скорее всего, приведут к устойчивой цифровой трансформации высшего образования.
Пандемия требует от вузов быстрого перехода к онлайн-обучению. Многим сложно разработать качественные программы по обучению онлайн с нуля. К счастью, в этом нет необходимости. Руководство и преподаватели любого вуза могут интегрировать готовые, качественные онлайн-курсы от авторитетных университетов в свои учебные планы, даже если со временем у них появятся свои собственные. Эта стратегия "купить-построить" позволяет своевременно адаптироваться, а также развивать свои собственные онлайн ресурсы. Как только ситуация стабилизируется, университеты могут создавать цифровой контент, используя доступные и мало затратные инструменты.

Исторически сложилось так, что экосистема высшего образования медленно адаптируется. Но преподаватели, столкнувшиеся с беспрецедентной срочностью, теперь могут обеспечить качественное преподавание в режиме онлайн. Сейчас практически каждая образовательная организация в мире анализирует возможность использовать онлайн-обучения как временную меру. К счастью, технологии и контент помогут им сделать это быстро и качественно. По мере того, как в университетах развивают цифровые компетенции, временные меры в условия кризиса, скорее всего, приведут к устойчивой цифровой трансформации высшего образования.

Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий?

Это явно беспрецедентное время. Онлайн-образование может стать новой нормой в университетах. Многочисленные исследования показывают, что большинство студентов уже поддерживают применение технологий в обучении. Но многим преподавателям, вероятнее всего, сложно приспособиться к изменениям. Я надеюсь, что вузы и преподаватели примут этот вызов и смогут адаптироваться.

Партнеры FutureLearn используют различные инструменты для поддержки преподавателей. Я считаю, необходимо обеспечить доверие со стороны преподавателей и образовательных организаций. С помощью положительного опыта мы можем повысить доверие. Мы тесно сотрудничаем с нашими партнёрами, чтобы поддержать этот быстрый переход на цифровые инструменты.

Верите ли вы, что в конечном итоге (даже если в отдалённой перспективе) больше учителей поверят в качество онлайн образования и будут интегрировать его в процесс преподавания? Что граница между онлайн- и очным образованием размоется и сократится мнимый качественный разрыв?

Я много думала об этом. И задаюсь вопросом, достигли мы или нет того поворотного момента, когда технологии становятся неотъемлемой частью образовательных процессов. Онлайн-пространство действительно имеет неиспользованный потенциал для поддержки студентов и оказания помощи работодателям. Я считаю, что применение технологий помогает университетам стать более гибкими во многих отношениях. Вот список распространённых ситуаций:


К. Холли Шифлетт
директор по североамериканскому партнёрству, FutureLearn

К. Холли Шифлетт
директор по североамериканскому партнёрству, FutureLearn
Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий?

Это явно беспрецедентное время. Онлайн-образование может стать новой нормой в университетах. Многочисленные исследования показывают, что большинство студентов уже поддерживают применение технологий в обучении. Но многим преподавателям, вероятнее всего, сложно приспособиться к изменениям. Я надеюсь, что вузы и преподаватели примут этот вызов и смогут адаптироваться.

Партнеры FutureLearn используют различные инструменты для поддержки преподавателей. Я считаю, необходимо обеспечить доверие со стороны преподавателей и образовательных организаций. С помощью положительного опыта мы можем повысить доверие. Мы тесно сотрудничаем с нашими партнёрами, чтобы поддержать этот быстрый переход на цифровые инструменты.

Верите ли вы, что в конечном итоге (даже если в отдалённой перспективе) больше учителей поверят в качество онлайн образования и будут интегрировать его в процесс преподавания? Что граница между онлайн- и очным образованием размоется и сократится мнимый качественный разрыв?

Я много думала об этом. И задаюсь вопросом, достигли мы или нет того поворотного момента, когда технологии становятся неотъемлемой частью образовательных процессов. Онлайн-пространство действительно имеет неиспользованный потенциал для поддержки студентов и оказания помощи работодателям. Я считаю, что применение технологий помогает университетам стать более гибкими во многих отношениях. Вот список распространённых ситуаций:

Когда из-за более высокого процента зачисления требуются дополнительные модули;
Когда студент вынужден пропустить очный курс;
Когда из-за неблагоприятных погодных условий сложно добраться до кампуса;
Когда работа или личные обстоятельства мешают студентам посещать занятия;
Когда один преподаватель дистанционно заменяет другого;
Когда возникает непосредственная потребность в специализированном обучении;
Когда ученик хочет выбрать собственную траекторию обучения;
Когда отдельному студенту нужно пройти курс, чтобы закончить обучение;
Когда на курсы, пользующиеся высоким спросом, нет очных мест;
Когда курсы, пользующиеся низким спросом, должны быть доступны, чтобы удовлетворить требованиям некоторых студентов;
Когда глобальная пандемия угрожает карантином учащимся во всем мире;
Когда необходимо заполнить пробел в навыках.
Это, конечно, испытание огнём, но я надеюсь, что преподаватели с энтузиазмом и доверием отнесутся к новым методам и, в результате, будут активнее применять смешанный подход. Я думаю, что студенты всегда знали, что технологии будут интегрированы в учебные процессы. Пандемия просто ускоряет этот процесс.
Негативный опыт, безусловно, может вызвать чувство «больше никогда». Именно мы, практики онлайн-обучения, должны взять на себя инициативу в это чрезвычайное время и обеспечить наиболее положительный опыт для всех заинтересованных сторон.
Как вы думаете, может эффективность обучения с использованием технологий вызывать большее недоверие, потому что у преподавателей и студентов не будет достаточно опыта или вузы не смогут эффективно подготовить преподавателей? Или вы представляете себе какой-то другой исход?

Я надеюсь, что преподаватели увидят в этом эффективную альтернативу. Негативный опыт, безусловно, может вызвать чувство «больше никогда». Именно мы, практики онлайн-обучения, должны взять на себя инициативу в это чрезвычайное время и обеспечить наиболее положительный опыт для всех заинтересованных сторон.

В ответ на этот кризис мы запустили кампус FutureLearn. На кампусе вузы могут бесплатно разместить свои онлайн-курсы, а также разработать новые курсы, которые открыты для всех, включая собственных студентов университета. Это позволяет преподавателям использовать платформу, с которой они знакомы, а не осваивать новые инструменты. Это даёт гораздо больше шансов на успех с точки зрения опыта преподавателей и студентов.

И наконец: что могут сделать образовательные организации и отдельные преподаватели, чтобы достичь лучшего, а не худшего результата?

Активное просвещение. Не ждите, когда преподаватели начнут задавать вопросы. Проверьте сами, хороший ли у них складывается опыт и какая дополнительная поддержка может быть им оказана. Это, конечно, накладывает дополнительный стресс на и так загруженных педагогических дизайнеров, но это их шанс проявить себя!

Эта пандемия обнажает целые новые группы профессорско-преподавательского состава, которые в противном случае могли бы не перейти к использованию технологий. Если мы сделаем происходящее позитивным опытом (несмотря на тревожную причину, по которой это происходит), то это, безусловно, приведёт к адаптации в будущем.


Луис Соарес
главный специалист по обучению и инновациям, Американский совет по образованию
Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий?

Мы должны начать с того, что в проектировании, реализации и поддержке онлайн/дистанционного обучения и очного есть существенные различия. Но я считаю, одним из решающих факторов станет внимание к эффективности преподавания/педагогики в вузе.

Качественное обучение с использованием технологий действительно имеет свои особенности, но должно быть нацелено на достижение надёжных результатов.

Например, ставит ли вуз в приоритет ключевые результаты обучения, аналогичные тем, которые были утверждены Американской ассоциацией колледжей и университетов, в академических программах?

Таким образом, на организационном уровне у вас есть общее понимание, как выглядит хорошее преподавание/обучение. Это могло послужить основой при анализе вынужденного перехода к онлайн-/дистанционному обучению.

Я бы добавил, перемещение в онлайн-среду во многом зависит от реакции преподавателей и студентов. [1] Если им предоставят необходимые инструменты и поддержку, у них будет больше шансов на успех.

Тем не менее, чтобы вынужденное погружение в технологии имело оптимальные результаты, его следует рассматривать как учебный момент для преподавателей и студентов. Руководители вуза и преподаватели должны осознать, где они находятся на пути к эффективной онлайн-педагогике, и включить студентов в этот процесс. Таким образом, совместно решаются вызовы нового подхода к обучению …

Вы считаете, что в конечном итоге (даже если в отдалённой перспективе) больше учителей поверят в качество онлайн образования и будут интегрировать его в процесс преподавания? Что граница между онлайн- и очным образованием размоется и сократится мнимый качественный разрыв?

Мы, похоже, движемся к тому, когда смешанное обучение станет нормой, поскольку традиционные кампусы переходят на онлайн-обучение, а онлайн-институты пытаются максимально приблизить обучение студентов к тому опыту, с которым они столкнутся в профессиональной среде. Пандемия коронавируса, скорее всего, ускорит этот процесс, если, конечно, мы все не останемся взаперти на долгий срок. Я считаю, что на организационном уровне руководителям факультетов и кампусов будет необходимо уделять большее внимание как эффективности преподавания и обучения, так и лучшей подготовке к преподаванию онлайн.

Я думаю, что многие студенты уже живут в этой реальности. Например, данные показывают, что студенты, проживающие на территории кампуса, все чаще проходят онлайн-курсы. А студенты, полностью обучающиеся онлайн, (обычно люди старшего возраста или нетрадиционные учащиеся) стремятся получить баллы за свою трудовую деятельность.

Тем не менее, чтобы вынужденное погружение в технологии имело оптимальные результаты, его следует рассматривать как учебный момент для преподавателей и студентов. Руководители вуза и преподаватели должны осознать, где они находятся на пути к эффективной онлайн-педагогике, и включить студентов в этот процесс. Таким образом, совместно решаются вызовы нового подхода к обучению
Преподаватели сталкиваются с проблемой, пытаясь оценить качество даже тогда, когда оцениваемая ими педагогическая деятельность в реальном времени превращается в нечто иное. Я думаю, уважая и поддерживая их работу, они помогут переосмыслить качество образования в это новое время.

Как вы думаете, может эффективность обучения с использованием технологий вызывать большее недоверие, потому что у преподавателей и студентов не будет достаточно опыта, или потому что вузы не смогут эффективно подготовит преподавателей?

Я должен признаться, что никогда полностью не понимал природу нашего публичного диалога о сравнении очного обучения с обучением с использованием технологий. Технология – это инструмент, который способствует эффективному обучению при соответствующей подготовке, проектированию, реализации и поддержке. Преподаватели и студенты знают это так же хорошо, как и все остальные, или даже лучше. Я искренне думаю, что более серьёзная проблема заключается в том, как продолжать индивидуально оценивать преподавательские достижения. Это относится как к очному обучению, так и к обучению с использованием технологий. Последнее действительно создает проблемы с точки зрения масштаба, но мы достаточно развились, чтобы иметь руководящие принципы для надлежащей практики от таких организаций, как UPCEA, OLC и Quality Matters.

Или вы видите другой результат?

Сейчас происходит активная интеграция самообучения (в противоположность педагогике) и технологий. Мы собираемся провести огромный эксперимент, как адаптивные вузы, их преподаватели и студенты могут ускорить интеграцию. Если большинство вузов будут делать это сообща, то мы придем туда, куда нам нужно, с преподавателями и студентами во главе.

Высшее образование переходит в онлайн. Так было, конечно, и до кризиса коронавируса. Но меры, принимаемые в ответ на пандемию, действительно являются беспрецедентными. Трудно, если не глупо, предсказать, как в результате всего высшее образование может навсегда измениться. Конечно, ситуация может быть «черным лебедем», когда маловероятное и непредвиденное событие имеет колоссальные последствия. Но у нас есть свои сомнения.

Во-первых, хотя сейчас бы наблюдаем новую угрозу, она развивается по знакомой схеме: институциональное напряжение, за которым следует онлайн-солюционизм. Нам это знакомо по «эффекту бутылочного горлышка» во время Великой рецессии. Мы видим это сейчас, когда вузы конкурируют за количество потенциальных абитуриентов.

Во-вторых, аргумент «черного лебедя» основан на том, что «как только вузы передут на использование технологий в обучении, у них будет мало причин отказаться от них в будущем». Но прошлые кризисы научили нас, что вузы сами вряд ли смогут создать такие условия. Иначе мы были бы лучше подготовлены к настоящему. Реальность заключается в том, что студенты и преподаватели хватаются за поддержку, в то время как издатели, провайдеры технологий и предприниматели рвутся ее предоставить. «Черный лебедь» может быть и подходящее описание происходящего, но также и «капитализм катастроф».


Кэмерон Саблетт
старший научный сотрудник, WestEd

Кэмерон Саблетт
старший научный сотрудник, WestEd
Высшее образование переходит в онлайн. Так было, конечно, и до кризиса коронавируса. Но меры, принимаемые в ответ на пандемию, действительно являются беспрецедентными. Трудно, если не глупо, предсказать, как в результате всего высшее образование может навсегда измениться. Конечно, ситуация может быть «черным лебедем», когда маловероятное и непредвиденное событие имеет колоссальные последствия. Но у нас есть свои сомнения.

Во-первых, хотя сейчас бы наблюдаем новую угрозу, она развивается по знакомой схеме: институциональное напряжение, за которым следует онлайн-солюционизм. Нам это знакомо по «эффекту бутылочного горлышка» во время Великой рецессии. Мы видим это сейчас, когда вузы конкурируют за количество потенциальных абитуриентов.

Во-вторых, аргумент «черного лебедя» основан на том, что «как только вузы передут на использование технологий в обучении, у них будет мало причин отказаться от них в будущем». Но прошлые кризисы научили нас, что вузы сами вряд ли смогут создать такие условия. Иначе мы были бы лучше подготовлены к настоящему. Реальность заключается в том, что студенты и преподаватели хватаются за поддержку, в то время как издатели, провайдеры технологий и предприниматели рвутся ее предоставить. «Черный лебедь» может быть и подходящее описание происходящего, но также и «капитализм катастроф».

Однако для создания интерактивных онлайн курсов требуются значительные ресурсы и подготовка персонала. Быстрое развитие кризиса в связи с коронавирусом, отсутствие институциональных ресурсов и поддержки для большинства преподавателей, особенно в малообеспеченных и сельских школах, и хаотичный характер обстановки вполне вероятно может привести к тому, что большинство преподавателей заполнят свои LMS-системы асинхронными онлайн-дискуссиями.
Наши методы, практика и инвестиции предполагают, что мы рассматриваем онлайн-обучение больше как инструмент для управления кризисами, чем для повышения успеваемости и равенства. Наши результаты показывают это. И, к сожалению, отсутствие до сих пор институционального планирования, поддержки и наращивания потенциала означает, что многие вузы переживут нынешнюю ситуацию, повторяя и развивая все, что, как мы знаем, делать нельзя. Хотя в последние недели мы узнали, что социальная дистанция - это хороший способ сгладить кривую заболеваемости, социальное взаимодействие является ключом к эффективной онлайн-педагогике.

Однако для создания интерактивных онлайн курсов требуются значительные ресурсы и подготовка персонала. Быстрое развитие кризиса в связи с коронавирусом, отсутствие институциональных ресурсов и поддержки для большинства преподавателей, особенно в малообеспеченных и сельских школах, и хаотичный характер обстановки вполне вероятно может привести к тому, что большинство преподавателей заполнят свои LMS-системы асинхронными онлайн-дискуссиями. У них будет мало времени для чего-то другого. Следствием почти наверняка будет ухудшение качества обучения и рост неравенства.

Высшее образование будет и дальше переходить в онлайн. Может быть это и хорошо. Стремительное развитие образовательных технологий значительно повысило качество онлайн-обучения. Сегодняшняя чрезвычайная ситуация в области здравоохранения, с которой мы столкнулись, возможно, как ничто другое демонстрирует, что нам нужны формы дистанционного обучения. Но нынешний кризис также показывает, что, рассматривая онлайн-обучение как способ управления кризисом, а не как жизненно важный инструмент, представители правительственных структур и учреждений не смогли создать потенциал и ресурсы, необходимые для разработки эффективных онлайн-курсов и подготовки преподавателей. На этот раз все может быть по-другому. Сейчас трудно сказать. Остаётся только надеяться.


Джордж Велецианос
профессор инновационного обучения и технологий, Университет Ройал Роудс
Быстро развивающиеся методы альтернативного преподавания и обучения должны быть рассмотрены в контексте времени, в котором мы живем. Мы не создаем альтернативное преподавание и учебную среду по собственному желанию. Наши студенты не выбирают их добровольно. Мы находимся в глобальном кризисе, который требует от студентов и преподавателей не только перехода на новые условия обучения, но и вынуждает их справляться с новыми или иными обязанностями и реалиями.

Например, когда кампусы закроются, иностранным студентам, возможно, придётся искать жилье. Или родителям, возможно, придётся заботиться о маленьких детях во время дистанционной работы/учёбы. Или, как в моем случае: я постоянно звоню своим родителям, которые живут за тысячи миль, чтобы помочь им справиться с изобилием тревожной дезинформации, с которой они сталкиваются ежедневно.

Это время может помочь нам всем переосмыслить не только очное обучение, но и онлайн-обучение, систему оценок, гибкость и способы преподавания и обучения в целом. Я надеюсь на более тесное сотрудничество между вузами, специалистами в области образования, преподавателями и студентами.
Эта ситуация приведёт к большему признанию той важной роли, которую выполняют специалисты по обучению и преподаванию, в особенности разработчики учебных программ, образовательных технологий и другие специалисты, работающие в учебно-методических отделах. Эта ситуация покажет опыт, творчество, устойчивость и гуманность не только этих экспертов, но и всей экосистемы высшего образования в целом.

Я надеюсь, что этот кризис наглядно продемонстрирует ценность, опыт и работу, которые делают эти люди. Это время может помочь нам всем переосмыслить не только очное обучение, но и онлайн-обучение, систему оценок, гибкость и способы преподавания и обучения в целом. Я надеюсь на более тесное сотрудничество между вузами, специалистами в области образования, преподавателями и студентами.

Я надеюсь, это время поможет нам приблизиться к нашим студентам и их повседневной реальности, а также создать среду обучения, ориентируясь на человека.

Взглянув на социальные сети или даже на электронные почты, мы увидим не только обилие ресурсов и творческих решений, которыми мы делимся, но и помощь и поддержку, которую мы оказываем друг другу. Это дает мне надежду на будущее, какую бы форму оно не приняло.

Предстоящие недели и месяцы будут невероятно трудными для всех. Они покажут и усугубят то огромное неравенство, которое царит в наших образовательных организациях. Важно прямо сейчас признать, что технологии не исправят эту ситуацию. Действительно, ожидание этого может сделать всё ещё хуже. Не у всех студентов есть ноутбук или быстрый интернет дома. И нет, вы не можете делать все на мобильном телефоне. Вы не можете просто пойти в библиотеку или в Starbucks за бесплатным Wi-Fi. Не сейчас.

Многие из нас, как студенты, так и преподаватели, оказываются на грани финансовой катастрофы. Мы серьёзно озабочены своим здоровьем, здоровьем наших родителей, наших друзей, наших детей. Трудно сосредоточиться на чем-то кроме постоянного потока новостей. Даже самое лёгкое тревожное расстройство теперь кажется совершенно неуправляемым. Школы закрылись, и многие из нас в полном рабочем режиме стали сиделками (и, внезапно, учителями) для наших детей или наших братьев и сестёр. Даже если у нас когда-то была тихая комната для работы, теперь, скорее всего, все пространство будет занято другими людьми, которые тоже застряли дома

Сейчас не время для громких заявлений об эффективности онлайн-образования. И в мае или июне это время не наступит. Мы уже знаем, что даже при нормальных обстоятельствах онлайн-образование не подходит для всех студентов, особенно с неблагоприятными условиями. А сейчас ненормальные обстоятельства. Но в ближайшее время мы сможем оценить, насколько вузы готовы быть гибкими и человеко-ориентированными.


Одри Уоттерс
писатель и блогер, Hack Education

Одри Уоттерс
писатель и блогер, Hack Education
Предстоящие недели и месяцы будут невероятно трудными для всех. Они покажут и усугубят то огромное неравенство, которое царит в наших образовательных организациях. Важно прямо сейчас признать, что технологии не исправят эту ситуацию. Действительно, ожидание этого может сделать всё ещё хуже. Не у всех студентов есть ноутбук или быстрый интернет дома. И нет, вы не можете делать все на мобильном телефоне. Вы не можете просто пойти в библиотеку или в Starbucks за бесплатным Wi-Fi. Не сейчас.

Многие из нас, как студенты, так и преподаватели, оказываются на грани финансовой катастрофы. Мы серьёзно озабочены своим здоровьем, здоровьем наших родителей, наших друзей, наших детей. Трудно сосредоточиться на чем-то кроме постоянного потока новостей. Даже самое лёгкое тревожное расстройство теперь кажется совершенно неуправляемым. Школы закрылись, и многие из нас в полном рабочем режиме стали сиделками (и, внезапно, учителями) для наших детей или наших братьев и сестёр. Даже если у нас когда-то была тихая комната для работы, теперь, скорее всего, все пространство будет занято другими людьми, которые тоже застряли дома

Сейчас не время для громких заявлений об эффективности онлайн-образования. И в мае или июне это время не наступит. Мы уже знаем, что даже при нормальных обстоятельствах онлайн-образование не подходит для всех студентов, особенно с неблагоприятными условиями. А сейчас ненормальные обстоятельства. Но в ближайшее время мы сможем оценить, насколько вузы готовы быть гибкими и человеко-ориентированными.

Мы уже знаем, что даже при нормальных обстоятельствах онлайн-образование не подходит для всех студентов, особенно с неблагоприятными условиями. А сейчас ненормальные обстоятельства. Но в ближайшее время мы сможем оценить, насколько вузы готовы быть гибкими и человеко-ориентированными.
Я понимаю, что люди хотят видеть в происходящем поворотный момент для онлайн-образования. Его момент либо сиять, либо дать сбой. Вместо того чтобы расценивать это время как возможность адаптироваться к технологиям, это шанс образовательных организаций сосредоточиться на руководстве процесса с большей человечностью.

Джонатан Циммерман
профессор образования и истории Пенсильванского университета, автор книги "The Amateur Hour: A History of College Teaching in America" («Час непрофессионала: История университетской педагогики в Америке» готовится к публикации в Johns Hopkins University Press)
Я историк, я изучаю мёртвых людей. Поэтому я всегда неохотно делаю какие-либо прогнозы относительно будущего. Моя голова занята тем, как разобраться в прошлом.

Но вот, что я могу сказать: нынешняя ситуация не имела прецедентов в истории высшего образования США ни разу. С наступлением новой эпохи телевидения в 1950-х технологии позиционировались как способ обеспечить «массовое образование» (как его называли лидеры стран во времена Холодной войны) для миллионов людей, желающих учиться в университетах. Изначально университеты были созданы для небольшого числа белых обеспеченных людей и только со временем они стали более инклюзивными, принимая и ветеранов войны из рабочего класса (к 1947 году они составляли половину студентов бакалавриата), и почти всех, кто мог собрать достаточно денег или получить грант на обучение.

Технологии должны были помочь университетам интегрировать разные группы лиц, по крайней мере так заявляли энтузиасты. По словам вице-президента Фонда Форда, который инвестировал миллионы в образовательное телевидение, телевидение «сделает величайших учителей века… доступных для всех». Тем временем гарвардский психолог Б. Ф. Скиннер обещал полностью заменить учителей. «Число людей в мире, желающих получить образование, увеличивается почти взрывными темпами», — говорил Скиннер. «Будет невозможно дать людям то, что они хотят, построив больше школ и обучив больше учителей». Его решением была «учебная машина», которую он создал в Гарварде и использовал на одном из своих курсов непродолжительное время. Устройство представляло собой причудливую коробку с вопросами. За каждый правильный ответ студенты получали вознаграждение.

Онлайн-программы были едва замечены нашими очными студентами, которые получают образование традиционным способом, а именно — в аудиториях в кампусе. Теперь, они впервые не смогут этого сделать. Их бросят в тот же самый котёл, что и всех остальных. Методы, предназначенные для народных масс, теперь будут применимы и в отношении высших классов.
Студенты Скиннера были весьма равнодушны к его изобретению, но один из них предсказал, что оно будет «иметь революционный эффект» за пределами Гарварда. И в этом, конечно, был смысл. Новые изобретения не создавались для элиты, у которой и так всегда был доступ к прекрасному образованию в Америке. Технологии дали возможность всем остальным получить точную копию очного обучения за небольшую плату.

По большей части это и есть онлайн-образование. Обратимся к моему университету, который недавно запустил первый онлайн-кампус Лиги Плюща. Он нацелен на… Сюрприз! На работающих и нетрадиционных студентов, которые часто не могут присутствовать в кампусе, а также платить за очное обучение. Онлайн-программы были едва замечены нашими очными студентами, которые получают образование традиционным способом, а именно — в аудиториях в кампусе. Теперь, они впервые не смогут этого сделать. Их бросят в тот же самый котёл, что и всех остальных. Методы, предназначенные для народных масс, теперь будут применимы и в отношении высших классов.

Это не только эксперимент в образовании. Это также проверка на прочность нашей демократии.
Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий?

Это, безусловно, вызов и шанс одновременно. Прежде всего для системы менеджмента университетов и колледжей, которая испытывает высокий стресс, если не шоковую терапию. Обнажаются нерешённые проблемы с IT-инфраструктурой, которая является технической базой для массового перехода студентов и преподавателей в дистанционный формат обучения. Происходит реальная проверка на соответствие требованиям локальной нормативной базы, методического обеспечения дисциплин, квалификации преподавателей и сотрудников. Здесь выигрывают образовательные организации, которые планомерно модернизировали образовательную деятельность и создавали материально-техническую базу для внедрения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий.


Виола Ларионова
заместитель проректора по образовательным технологиям УрФУ

Виола Ларионова
заместитель проректора по образовательным технологиям УрФУ
Как этот вынужденный переход к онлайн/дистанционному обучению во многих университетах может повлиять на доверие преподавателей и студентов к использованию образовательных технологий?

Это, безусловно, вызов и шанс одновременно. Прежде всего для системы менеджмента университетов и колледжей, которая испытывает высокий стресс, если не шоковую терапию. Обнажаются нерешённые проблемы с IT-инфраструктурой, которая является технической базой для массового перехода студентов и преподавателей в дистанционный формат обучения. Происходит реальная проверка на соответствие требованиям локальной нормативной базы, методического обеспечения дисциплин, квалификации преподавателей и сотрудников. Здесь выигрывают образовательные организации, которые планомерно модернизировали образовательную деятельность и создавали материально-техническую базу для внедрения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий.

Если преподаватель сможет воспользоваться предоставленными ресурсами и получит соответствующую поддержку, то скорее всего этот опыт станет отправной точкой для дальнейшего развития в этом направлении. В противном случае возникнет неудовлетворенность и разочарование, но разочарование не в образовательных технологиях, а в собственном бессилии и отсутствии поддержки.
Многие участники оказались сейчас в некомфортной ситуации, которая заставляет их за несколько дней осваивать новые технологии, переводить контент курсов в цифровой формат, внедрять новые средства коммуникации. И успех этого мероприятия зависит от слаженной работы системы управления: как она организует поддержку преподавателей и студентов, какие сценарии выберет для перехода на дистанционное обучение, как быстро мобилизует внутренние ресурсы и подключит внешние для решения проблемных вопросов и др. Особенно важна консолидация усилий университетов-партнёров, российских и международных платформ открытого образования, которые предоставляют доступ к своим онлайн-курсам на безвозмездной основе, провайдеров цифровых сервисов и образовательных решений.

Сделать эти возможности реальными инструментами решения образовательных задач — вопрос менеджмента, который должен быть решён в кратчайшие сроки. Отсюда вытекает и вопрос доверия преподавателей и студентов к новым форматам обучения. Если преподаватель сможет воспользоваться предоставленными ресурсами и получит соответствующую поддержку, то скорее всего этот опыт станет отправной точкой для дальнейшего развития в этом направлении. В противном случае возникнет неудовлетворенность и разочарование, но разочарование не в образовательных технологиях, а в собственном бессилии и отсутствии поддержки.
Вы считаете, что в конечном итоге (даже если в отдалённой перспективе) больше учителей поверят в качество онлайн-образования и будут интегрировать его в процесс преподавания?

Способность к рефлексии свойственна представителям образовательной сферы. Но здесь вопрос не в вере в качественное онлайн-обучение, а в практике использования имеющихся ресурсов и технологий для организации качественного образовательного процесса в дистанционном формате. Думаю, что первый урок, который можно извлечь из сегодняшней ситуации, — это недостаточный уровень цифровых компетенций преподавателей, который не позволил реализовать качественное онлайн-обучение при наличии большого разнообразия бесплатных внешних онлайн-курсов. Второе — это вопросы менеджмента и создания условий для использования всех имеющихся внутренних и внешних ресурсов. И как следствие — зацикленность на собственных разработках и примитивных инструментах доставки контента и коммуникации с обучающимися.

В любом случае, в этом экстренном переходе на дистанционное обучение не были в полной мере задействованы инструменты онлайн-обучения, что не позволило участникам, преподавателям и студентам, оценить его преимущества и использовать весь его потенциал.

Что могут сделать образовательные организации и отдельные преподаватели, чтобы достичь лучшего, а не худшего результата?

Чему нас учат кризисы — так это никогда не останавливаться на достигнутом. Самое плохое, что сейчас может произойти — это возвращение к былым реалиям и стагнация развития.

Положительным следствием любого вызова является объективная оценка готовности системы к нему и выявление проблем, на решение которых должны быть направлены все последующие усилия. Фиксация сильных и слабых сторон и разработка программы действий на последующий период позволит вузам выйти на новый виток развития и перейти от слов о преимуществах образовательных технологий к созданию эко-среды со свободным доступом преподавателей и студентов к повседневному использованию этих технологий.

А у преподавателей есть повод задуматься о своих конкурентных преимуществах на рынке и не останавливаться на достигнутом в поиске эффективных способов передачи знаний учащимся.

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:
АВТОР СТАТЬИ:
Doug Lederman | Перевела и дополнила: Светлана Сухенко
Поделитесь статьей в социальных сетях!
Хотите узнать больше о инновациях в мировом образовании?
Раз в неделю письма про цифровые технологии в образовании или контент EdCrunch Conf. Анонсы воркшопов, лекций и интервью. Иногда промокоды на курсы и мероприятия.
Прочитайте также
Подписаться на соцсети
©2014-2020, EDCRUNCH. Все права защищены.
История EdCrunch
2018
2019
Организационные вопросы и продажа билетов
hello@edcrunch.ru
Стать партнёром
partners@edcrunch.ru
СМИ
pr@edcrunch.ru
Правовая информация
Made on
Tilda